Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
, Истории

«Дыра величиной с меня». Как пережить смерть питомца?

Век животного короче человеческого, и, как бы ни хотелось обратного, боль потерь неизбежна. О том, как справляться с ней самим и с помощью близких, Питомцам Mail.ru рассказал врач-психотерапевт Павел Буков.

Что такое потеря питомца с точки зрения психологии?

Самые тесные и эмоциональные связи у человека выстраиваются с животными-компаньонами: собаками, кошками и др. Интеллект собаки сравним с интеллектом трех-четырехлетнего ребенка, она способна запоминать несколько сотен слов и поддерживать близкие отношения — то же касается и более независимых кошек. В свою очередь человек проецирует на питомца много важных эмоций, ценностей, удовлетворяет свою потребность заботиться о ком-то.

В большинстве случаев хозяева настолько дорожат домашними животными, что нередко экономят на себе, но покупают любимцам все самое лучшее. Понятно, что уход такого питомца-компаньона переживается точно так же, как и смерть близкого человека. В психологии есть понятие «потеря» — чаще всего под ним подразумевается смерть или расставание. Есть понятия «горе» и «горевание». Люди горюют в случае потери спутника жизни (смерти или разрыва отношений, развода), при расставании с друзьями. Потеря животного может быть приравнена к любой из этих категорий.

Какие есть стадии горевания и для чего они нужны нашей психике?

Смерть питомца полностью вписывается в общий контур потерь и утрат, поэтому к ней можно приложить известную в психологии модель под названием «Этапы горевания и движение по стадиям горя».

Первая стадия — шоковая. Человек испытывает отстраненность по отношению к реальности, впадает в эмоциональный ступор. Произошедшее кажется неправдоподобным, наступает эмоциональное истощение. Невозможно понять, как другие могут нормально жить. Шок чаще всего случается, если животное погибает неожиданно, и длится от недели до двух-трех месяцев.

Стадии шока может не быть, если пожилой питомец уходит естественным путем и заранее понятно, что его век заканчивается. Хозяин — в норме, из соображений здравого смысла — постепенно готовится к прощанию.

Как могут помочь близкие на стадии шока?

Родственникам и друзьям лучше не углубляться «в потерю» и отвлекать от фантазий. На почве горя они могут развиться даже у абсолютно здравого человека: например, что кошка просто ушла и где-то живет или что питомца не усыпили по показаниям, а вылечили. Так бывает, потому что сознание скорбящего не допускает мысль о потере — настолько она травматична. Человек думает: «Сейчас проснусь, и все будет как прежде». Таким образом, мозг старается защитить нас от боли, но лишь затягивает стадию шока.

Во многих человеческих культурах сам похоронный ритуал предполагает, что усопшего надо обязательно поцеловать и потрогать. Это нужно для того, чтобы прощающийся не завис на стадии шока и отрицания.  Приглашаются плакальщики, призванные «взять на себя» часть горя, чтобы близкие усопшего не «законсервировали» горе в себе, а могли прожить и пережить его. В случае с питомцами такие ритуалы отсутствуют, но попрощаться, похоронить и оплакать — правильно, это помогает принять правду.

Потом приходит осознание, что потеря все-таки случилась. Шок и отрицание сменяется стадией «гнева и агрессии». Для нее характерны упреки близких, врачей и себя («Это вы не досмотрели», «Это я виноват», «Можно было предотвратить»), обида, бессилие и чувство вины.

Близкие помогут объяснить, что человек сделал все, что мог, — и по возможности привести объективное мнение специалиста, например, независимого ветеринарного врача. Помогает, когда друзья делятся похожей потерей («И у меня есть такое переживание, я понимаю...»).

Дальше наступает стадия депрессии: тоски, одиночества, скорби. Это погружение в правду потери. Очень важно перейти к этой стадии — отпечалиться и отплакать. С детства нас не учат горевать, а учат сдерживаться, что не полезно для психики. Стоит самим реагировать и позволять реагировать близким. «Выплакивание» горя выводит человека в другую, новую фазу — принятия, когда он со временем может сказать себе: «И все же жизнь продолжается».

Стадия депрессии (речь не о клиническом диагнозе, а о подавленном состоянии — прим. ред.) может занять длительное время, но лимит слез не вечен — и такое состояние пройдет. После этой стадии человек постепенно возвращается к нормальной жизни.

Что могут сделать близкие, если сам человек не в силах себе помочь? Сделать так, чтобы осталось как можно меньше предметов, напоминающих о потере.

Как понять, что нужна помощь специалиста?

Если человек двигается по «стадиям горя», не задерживаясь на каждой из них дольше необходимого и естественного времени, то это нормальный процесс горевания и справиться можно самому или с поддержкой близких. Если он застревает на этих стадиях (или на одной из них) — то это уже ненормальное горевание.

Если зависание на какой-то из стадий (более нескольких месяцев) мешает человеку жить, надо обращаться за помощью к специалисту — клиническому психологу или психотерапевту. Возможно, глубина горя очень велика или по ходу горевания присоединился другой нездоровый психический процесс. Например, если агрессия на второй стадии горевания направлена на себя. Как правило, это происходит в случаях, если для аутоагрессии уже есть почва: недовольство собой, своей жизнью в целом или какими-то ее аспектами. Прежние защиты — это «плотина», а смерть питомца становится ее прорывом: любимое животное примиряло человека с обстоятельствами жизни и сдерживало аутоагрессию, а с его потерей сдерживающий фактор исчез.

Если никакие разумные доводы и время не помогают, возможно, у человека уже до потери была потребность отгородиться от мира, общения, уйти в себя. Но потеря становится неким катализатором и позволяет эмоционально изолироваться. Такое бывает, например, с людьми-«донорами», которые постоянно себя отдают, а к моменту потери у них нет ни сил, ни ресурсов, лишь единственная потребность — «забрать» себя у всех и найти внутреннюю целостность. У человека могло накопиться раздражение по отношению к обществу, и тогда потеря служит поводом дистанцироваться от него, обвинить общество в потере — и обидеться.

Период горевания может затянуться в случае потери питомца-«буфера». Если домашнее животное давало много любви и радости на фоне тяжелых жизненных обстоятельств, психологических травм, с его уходом на человека сваливается необходимость переживать все остальное.

У переживающего потерю может развиться настоящая клиническая депрессия. Ее главные признаки:

  • потеря сна;
  • глубоко подавленное состояние и упадок сил;
  • отсутствие аппетита.

Человек постоянно думает о потере и не выключается из процесса травмы, ест «автоматически». Депрессия — это заболевание, при котором нужно обратиться к врачу — не психологу, а психотерапевту или психиатру (они в отличие от психологов, имеют право назначить в том числе медикаментозное лечение). Методы лечения разные — зависят и от глубины депрессии, и от готовности человека проходить терапию: кто-то говорит «выключите мне это, я больше не могу», а кто-то — «я хочу разобраться и пройти этот путь». Это и препараты, и поведенческая психотерапия, и лечебный гипноз, и многое другое — лечение подбирается индивидуально. Человек может не осознавать всех причин своего состояния, не понимать, что дело не только в потере питомца. Специалист поможет разобраться.

Что делать нельзя? Культ ушедшего питомца только затягивает травматическое состояние. «Я его помню, он со мной всегда, мне так легче». Неправда, не становится легче. Оставить от собаки поводок, подстилку, миску, сохранять  в неприкосновенности ее угол, создать «иконостас» из фотографий — это лучший способ сойти с ума.

Что может помочь пережить потерю питомца?

Вера в реинкарнацию, перевоплощение, возвращение в другом обличье 

Помогает тем, кто верит. И пусть! «Он вернулся», «У него такой же взгляд», «Его прислал мой ушедший друг». В голове человека, переживающего горе, часто аргументы и логика уступают место мифологическому пространству: он ищет и находит совпадения и их мистические объяснения. Скорбящий либо принимает такой путь, либо нет — но это помогает.

Объяснение потери волей провидения

Зачем-то смерть была нужна: чтобы живые что-то переоценили, чтобы от них отвратить беду, взять на себя удар и т.п. От осознанности такие объяснения далеки — но это работает в качестве аутотерапии. Если человек так думает, не надо его разубеждать и приводить научные аргументы против.

Замещение. Может помочь, но есть риски

На бытовом языке «клин клином», хотя это и примитивно звучит: у человека может появиться мотивация не только самому излечиться, но и помочь другому животному, взяв его к себе. Рекомендовать такой способ вряд ли можно. С одной стороны, у человека появляется объект заботы, и замещение может произойти. С другой — что делать, если любви не случится, отношения не сложатся? Лучше и правильнее обратиться в приют, где есть возможность стать опекуном или волонтером. Познакомиться и подружиться с животным или животными, не забирая сразу, а дав себе время для обдумывания.

У меня после смерти домашнего любимца через полгода появились две приютские собаки. Прежде чем взять их, я ездил знакомиться, устанавливал с ними контакт, оценивал риски. К одной из собак я ездил два месяца, привозил кинолога — специалиста по породе. Это не замещение, а осознанные новые отношения. Взять нового питомца, чтобы перебить горечь от потери старого, это не про контакт с животным. Лучше пережить боль, разобраться в себе, а потом уже осознанно начинать новый этап с новым питомцем.
Павел Буков
Врач-психотерапевт

 Поделиться горем в надежде на поддержку. Может помочь, но есть риски

В большинстве случаев это работает. Но нельзя делиться с человеком, реакцию которого не можете предсказать. «Не мечите бисер перед свиньями», потому что свиньи не знают, что такое бисер. Люди, не понимающие, как можно любить «какую-то там собаку» или «всего лишь кота», отнесутся к словам скорбящего по питомцу пренебрежительно — не потому, что они плохие, просто в их системе координат не принято  создавать психологически близкие отношения с питомцем.

Если вы делитесь бедой в интернете (соцсети, группе, сообществе), помните: всегда есть риск, что вместо утешения (или вместе с ним) вы получите дополнительный удар.

Реакция профильной (кошачьей, собачьей) группы предсказуема: поддержка... и критика, которая может травмировать ещё больше. От человека зависит, что он готов «взять» из этого содержания. Всего один комментатор может «дать под дых». Стоит взвесить множество (как правило) комментариев поддержки и сочувствия и одно-два (тоже, как правило) обвинения: «это вы виноваты», «как можно было усыпить» и т.п. Увы, выступления таких «правдорубов» — это чаще всего лишь самоутверждение за счет чужого горя.

Нравится статья?
Валентина Осьмёрка
При моей жизни ушли на радугу две собачки и три кошечки,могло быть и больше,просто я полюбила животных не с детства(мама запрещала,но учила ,что обижать животных нельзя,можно покормить и после этого обязательно помыть руки,а в доме от них -грязь,поэтому их место обитания улица),а в возрасте ,когда у меня подросли к 10-ти годам двое деток,именно они уговорили меня приглядеться к животным.Сначала появилась собачка,кошек не любила,так,как одна кошка,чуть не выцарапала глаза нашей псинке(как оказалось,она защищала своих котят),собачка после болезни ушла на небо,прибилась кошечка,как раз,когда собачка заболела и от слабости не реагировала на сопровождение кошкой нас на прогулке.После утраты никого не хотелось-думали,что это предательство памяти,но кошка своим отношением нас влюбила в себя.Подарили нам щеночка,а кошка приняла его как своего ребёнка,облизывала его,на улице защищала от всех,распушив хвост и загривок.Конечно мы не забыли свою Бимочку,остались видео и фото,и Досю полюбили с Кисюрой.Сейчас у меня третья собачка,и другая кошечка,они почти ровесницы,как сестрички,друг за друга горой.Просто я поняла,что с потерей близких людей и животных сделать ничего нельзя,но можно осчастливить маленький комочек и подарить ему свою заботу и любовь.Иногда смотрим старые фото и уже не так расстраиваемся вспоминая своих любимых жителей радуги.
СсылкаПожаловаться
Валентина Валерьевна Карюка
Давно уже нет моего Цейса, мой самый первый друг, мой первый учитель. Именно он научил меня понимать собак, именно он показал мне как могут любить собаки, на что они способны в минуты опасности. С ним я училась дрессировке и воспитанию. Призовые места даже брали... Он умер, когда я сдавала экзамен в девятом по истории. Я бежала домой в хорошем настроении, думала о том как хорошо на улице, радовалась помню в тот день безумно. Когда я увидела родителей, поняла по их лицам что-то не так. Отец очень долго подбирал слова и не смог, просто заплакал. После этого я не хотела никаких больше собак. Отец предлагал завести собаку, но я говорила не хочу. А потом у нас появился Дик. У него умер хозяин, а его сын не хотел эту собаку и хотел застрелить. Мой папа забрал его и привёл домой. Я не хотела этой собаки, но Дик сумел меня убедить, что жизнь продолжается. Он был верным другом, защитником.
СсылкаПожаловаться
Юлия Шилохвостова
Мне 45. С 10 лет у меня собаки
Именно мои.
Были те, кто жизнь прожил, были те, кому я, бедным откпзникам, в их пожилом уже возрасте, дом давала. Всех люблю .
На радугу ушли шотландка Юльси, пекинес Бонзай, боксер Дина, боксер Грэг, боксер Тайгер.
Скоро уйдет на радугу мой любимый амбуль Рэмбо. Они все мои,
Все любимые. Кажждый- часть жизни моей и незаживающая рана в сердце.
Это нельзя пережить
Каждый раз это и моя смерть
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Вы не ввели текст комментария
Вы не ввели текст комментария
Подпишитесь на нас