Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
, Истории

Истории «особых» животных

Иногда не ты выбираешь питомца, а он тебя. Привыкаешь ко всем его «несовершенствам», привычкам и причудам, иногда – к физическим недостаткам, а потом не понимаешь, как раньше жил без этого вот существа. Mail.ru Питомцы приводят истории хозяев «особых» кошек и собак. 

Домашний приют «Лимончики», Лидия и Елена

В приюте живут несколько животных с инвалидностью. Слепая кошечка, которая живет с другими питомцами, и, кстати сказать, прекрасно ориентируется в пространстве. Одноглазая кошечка с висячей лапкой. Еще одна кошечка почти парализована, плохо ходит, но на консервы претендует наравне со всеми. Есть еще собачка йорк с множественными диагнозами, связанными с головным мозгом.

Все они — живые, не чувствуют себя ущербными, да и о своих диагнозах вряд ли знают. Попадая в категорию «особенные», животные приспосабливаются к новой жизни очень быстро.

Чтобы нашим подопечным было легче адаптироваться, мы придумываем разные «хитрости». Например, для удобства передвижения по ламинату полупарализованной кошечке купили резиновый коврик: теперь она не скользит. Там, где живут котики с нарушениями зрения, стараемся ничего без необходимости не менять. Тогда животные передвигаются уверенно.

Конечно, в первые дни после операции питомцы нуждаются в помощи человека. Например, наша слепышка после удаления глаз из-за большого воротника не могла сама есть и пить, приходилось помогать: снимать воротник, кормить, поить, умывать, чтобы она не травмировала глазницы. Это продолжалось чуть больше недели, потом воротник сняли, и она быстро освоилась.

Понятно, что уход не так прост, как за здоровыми питомцами, особенно если требуется постоянная терапия. Одна наша кошечка не ходит в лоток, бывает, она делает свои дела и не успевает отползти — поэтому может испачкаться, приходится мыть и ее, и полы. А йорку, например, нужно давать таблетки, он тоже ходит в туалет на пеленку и скорее промахивается, чем нет.

Большинство гостей при первой встрече жалеют наших «особых» питомцев, но пообщавшись с ними подольше, понимают, что жалости они не требуют, они полностью приспособлены к их новой жизни. Жалеть таких животных нужно, но разумно. 

Самое главное — не брать из приютов домой таких питомцев, «потому что кто их еще возьмет».

Важно рассчитывать свои силы: проблемы, которых у инвалидов достаточно, они не исчезнут и могут усугубляться. Надо понимать, как обеспечить им комфортную жизнь. Мы всегда готовы дать новым хозяевам необходимые пояснения и помочь.

Кошка Феня, кот Киля и Арья

У нас живут три кошки, две из которых «особенные»: средняя по имени Феня — подобранка с улицы с атаксией мозжечка и нарушениями координации движений, и младший Киля: при спасении из соседнего дома ему ампутировали одну переднюю лапу. 

Сначала расскажу про Феню. Несколько лет назад мы подобрали на улице зимой чумазого котенка-чертенка. Питомца мы собирались пристраивать, а не оставлять себе. Через сутки карантина в душевой выяснилось, что у малыша панлейкопения с высоченной температурой и маленькими шансами на выживание. Однако своевременная терапия оказалась удачной, а девчонка получила имя Феникс, сокращенно — Феня, за свою волю к жизни.

После лечения были плохие анализы по части железа, сильная анемия и слабость. Мы думали, что это сказывается на движениях кошки, и поэтому ее шатает. Однако координация не восстанавливалась: Феню заносило из стороны в сторону, она заваливалась задней частью тела на пол, задние лапки подкашивались. Отвезли кошку на наблюдение в стационар ветеринарной клиники, под контроль невролога. Рентгены, анализы и все остальное были в норме, невролог резюмировала: проблемы с координацией – это следствие интоксикации при панлейкопении, и повреждения мозжечка, что не причиняет кошке боли, не сказывается на ее интеллекте и жизнерадостности. Так мы оказались хозяевами кошки с походкой пьяного моряка, и любим ее невозможно.

Феня считает себя суперменом, но при этом может внезапно свалиться со стула.

Муж смонтировал к кровати-чердаку с лестницей дополнительные боковые ступеньки, чтобы кошка могла забираться мелкими шагами, плюс у подножья лестницы мы накидали декоративных подушек для смягчения потенциального приземления. Они были, избежать невозможно. Мы постоянно проверяем ее на целостность скелета, пока вот уже 4 года нам и ей везет.

Со временем Феня стала как будто более ловкой, приспособилась к своей специфике. Мы в меру своей находчивости стараемся или изолировать потенциально привлекательные высокие места от доступа кошкам, или обустроить там бортики и нескользящие покрытия. Иногда хочется весь пол застелить надувными матрасами.

Жалость и Феня несочетаемы: она очень довольна собой и жизнью. Гости у нас бывают редко, но в основном даже врачи или котоситтеры не с первого раза замечают, что с кошкой что-то не так. Кстати, это относится и к трехлапому Киле: недавно врач-ветеринар, ставившая ему чип, заметила, что у него нет одной передней лапы только после того, как пришлось записать этот факт в информацию на чипе.

С Килей история сложилась иначе: мы организовали его спасение из окна соседнего дома, где он больше 12 часов провел с застрявшей в раме окна лапой. Мне было сразу ясно, что эта лапа восстановлению не подлежит. Эвакуация, быстрая доставка в ветклинику и полная ампутация. К этому времени мы уже читали о животных-инвалидах, и знали, что кошки с ампутированными конечностями прекрасно живут в домашних условиях, поэтому факт будущего отсутствия лапы нас не пугал, важно было только, чтобы котенок перенес операцию и восстановление.

Основным приспособлением, здорово облегчившим период восстановления, оказалась майка из носка: Киле было около 3–4 месяцев, и надеть на него попону или воротник было невозможно, а швы, естественно, нужно было держать в неприкосновенности. От носка отрезали закрытую носочную часть, и сделали разрез только под одну лапку. Потом носочную майку мы заменили на более нарядную из зоомагазина, зашив ненужный рукав. Наличие маек на своем теле Киля воспринимал безропотно.

Начало восстановительного периода после ампутации было тяжелым. У животных, как и у людей, болевой синдром после ампутации возникает на 2–4 сутки после операции. Маленький котенок кричит и теряет сознание от боли, ты сам проваливаешься в состояние беспомощности и сострадания.

Одну ночь я спала с Килей на полу, закрывая его шов ладонью.

Все это мы как-то пережили, и уже через неделю котенок играл, запрыгивал на стул и проявлял интерес к окружающему миру и очень подружился с Феней.

Никакого особого ухода теперь Киле не требуется. Нужно следить за передней лапой, чтобы не растянул или подвернул: она у него одна, нагрузка на нее большая.

Киля тоже точно не бедняжка, а сладкий пирожок, залюбленный со всех сторон. Окружающие в него тоже сразу с размаха влюбляются.

Собака Понька, Инга и Антон

Много лет назад мы завели беспородного щенка, не самую здоровую собаку в мире, конечно, с переломанной лапой и последствиями голодного детства, но и не инвалида. Потом питомице исполнилось два года, случилась дископатия, и у нее полностью отнялись задние лапы. Возможно, сказались детские болезни, а возможно, была генетическая предрасположенность.

Мы сразу начали лечение.

Хотелось помочь собаке — не чувствуя задних лап, на прогулке она раздирала их в кровь.

Пробовали разные модели ботинок для собак, но нам все они не подходили: либо рвались на первой же прогулке, либо не держались на лапах. Помогли ходунки для собаки — это шлейка, поддерживающая заднюю собачью часть.

Примерно через два-три месяца собака научилась более-менее держаться на задних лапах. Чувствительность лап так и не восстановилась до конца, походка стала шаркающей, периодически возникали урологические и гинекологические проблемы, связанные с пониженной чувствительностью. Собаке регулярно требовались консультации ветеринара, особенно в последние годы жизни. Но Понька прожила четырнадцать лет, для ее начальных данных это превосходный результат!

Ежедневная рутина ухода за нашей собакой практически ничем не отличалась от рутины с обычной собакой. Но ни я, ни муж не считали за труд сделать собаке укол или сводить ее к доктору. Все мы иногда болеем, и надо помогать.

О, жалость — это отдельная песня.

В начале болезни, когда собака еще не держалась на ногах, на улице проходящая мимо дама с ребенком сердечно посоветовала «собачку усыпить, чтоб не мучилась».

Собаки лишены рефлексии. Обездвиженный болезнью человек будет осознавать свою немощность, сравнивая себя здорового с собой нынешним. Обездвиженная болезнью собака просто воспринимает это как новую реальность. И живет в ней не менее счастливо, чем жила вчера.

Коты Рыжий, Крысмас Морган Полкота (Крыса) и Дарина

У меня два инвалида по зрению. Причем у обоих пострадал левый глаз. Оба появились у меня случайно.Рыжий у нас «таганский сбитень»: сбили его на Таганской набережной 26 июля 2013 года. Муж подошел посмотреть, жив ли кот, тот поднял голову, чем себя спас. Лечили мы его долго, почти месяц, потому что было кровоизлияние в левый глаз. После того, как глаз привели в порядок, кот отказался есть. Вообще. Через три дня мучений ветеринар в маленькой клинике догадалась, что виной всему повышенное внутричерепное давление. После капельниц голова пришла в норму, глаз внешне сохранился, но не видел. Теперь кот обречен на пожизенные «пытки»: месяц через месяц ему надо капать капли, снижающие риск развития катаракты и поддерживающие нормальное кровоснабжение глаза. В результате сетчатка начала понемногу восстанавливаться, к удивлению офтальмолога.

Еще кот страдает от перепадов давления. Может отказаться от еды, его может тошнить, если, например, погода резко меняется.

В остальном он нормальный наглый кот. 

Крысмас Морган Полкота (Крыса) — «узник» инфекционного стационара, куда его принесли в возрасте месяца, склеившегося в мокрый ком с его братцем. Кот переболел всем, чем можно: панлейкопенией, ринотрахеитом, калицивирозом, лишаем и микоплазмозом. В результате калицивирусной инфекции лишился глаза. Еще у него недостаток веса, скорее всего, был рахит.

«С виду он худой и дохлый, но зато характер тверд». Я взяла его уже одноглазым. Причем подозреваю, что подруга-ординатор имела коварные планы по внедрению этого агента в наше жилье.

Его увечье не требует специального ухода и не мешает ему жить. Мешают ему жить ориентальная привязанность к человеку и ужас перед врачами: он боится, что его бросят. На нервной почве выедает себе проплешины на боках и лапах. Иногда еще не рассчитывает траекторию прыжка, но встает и идет дальше.

У него свой фан-клуб, включающий даже врача УЗИ в нашей клинике. Крыса вообще со всеми дружит, без него наши самцы, наверное, все бы перессорились.

Через неделю его появления дома муж заметил, что кот как будто всегда тут был... Это ли не успех?
Нравится статья?
rosetta
В ответ на комментарий от Е Е История переписки2
Е Е
Rosetta, комментарий был адресован Вам.
СсылкаПожаловаться
спасибо!
СсылкаПожаловаться
Евгения Золина
Спасибо! Пусть Бог воздаст Вам за все, за вашу доброту!
СсылкаПожаловаться
Галина Сотникова
В ответ на комментарий от Марина Клищенко
Марина Клищенко
Зачем люди придумывают себе трудности?
СсылкаПожаловаться
потому что они Люди а неравнодушные существа! Дай бог им здоровья!!
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Подпишитесь на нас